Президент Аслан Бжания провел пресс-конференцию для СМИ Абхазии

Президент Аслан Бжания провел пресс-конференцию для СМИ Абхазии

Президент Аслан Бжания провел пресс-конференцию для СМИ Абхазии

Глава государства отвечал на вопросы журналистов более двух часов.
В начале встречи Президент поприветствовал представителей СМИ, отметив, что он готов открыто говорить на разные темы, волнующие общество. По традиции, первый вопрос задали журналисты АГТРК.
Фатима Гергия, АГТРК: В прошлом месяце были проведены встречи в районах. Сегодня в Сухуме. Какие итоги вы можете подвести после этих встреч?
Аслан Бжания: Собрания были посвящены подведению итогов первого полугодия. Хотел увидеть, что было сделано за шесть месяцев, какие есть успехи, ещё раз обсудить нерешённые проблемы, планы на будущее. Считаю подобные собрания полезными. Это укрепляет дисциплину , у наших граждан есть возможность пообщаться с главой, задать ему вопросы. Я тоже хочу общаться с людьми, хочу знать их мнение, чтобы иметь полную картину.
Виталий Шария, «Эхо Абхазии»: Конституционный суд возвратил запрос Парламента по вопросу госдачи в Пицунде, мотивировав это необходимостью выразить собственную позицию Народного Собрания. Каково ваше мнение об этой коллизии?
Аслан Бжания: Я этот документ еще не видел. Это случилось совсем недавно и мне необходимо этот документ изучить. На данном этапе считаю преждевременными делать какие-либо выводы, мне неизвестны детали.
Руслан Хашиг, Абаза-ТВ : Юрист Саид Гезердава передал в Администрацию Президента документ, в котором отражены мнения юристов и разного рода аспекты, которые обсуждаются в социальных сетях и интересуют наше общество. В свою очередь, юристы Администрации Президента изучают этот документ и считают ли его обоснованным?
Аслан Бжания : У меня есть проект, который подготовил председатель правового комитета Даут Хутаба. Документ длительное время прорабатывался. Еще в апреле прошлого года он поступал в парламент с тем, чтобы профильные комитеты и специалисты- правоведы имели возможность ознакомиться с этим документом. От парламентариев никакой реакции не последовало, и мы подписали ту редакцию, которая всем известна. Предложения, которые поступили от Хутаба Даута, на мой взгляд, принципиально ничего не меняют. Но специалисты еще выскажут свое мнение на этот счет.

Руслан Хашиг:  У вас были замечания по процедуре, по информационному сопровождению, как этот проект проходил все этапы с учетом того, что журналисты и общественность узнали о нем спустя полгода.

Аслан Бжания: Есть определенный регламент, есть должностной регламент и то, что мы обязаны делать. Собственно говоря, наш парламент представляет все наши районы, наших жителей, и многие вопросы депутаты прошлого созыва подавали широким обсуждениям, в отличие от данного вопроса. Согласно регламенту, мы могли не направлять этот документ (проект Соглашения) в парламент, то есть по регламенту мы можем направить в Парламент уже именно то соглашение, которое уже подписано. Но мы исходим из того, что институты государственной власти друг другу доверяют. Интерес общества совершенно справедлив и я исходил из того, что в Парламенте прошлого, как и нынешнего созывов, представлены депутаты разных взглядов. Мы рассчитывали на то, что это будет способствовать общественным дискуссиям, в том числе посредством парламентских слушаний. Нынешняя картина такова, что бывшие депутаты эту проблему начали обсуждать сейчас. И это хорошо. Плохо то, что они не обсуждали эту проблему тогда, когда они были депутатами Парламента и обязаны были это делать. Мы не можем обсуждать эти вопросы со всеми подряд. Для этого есть определенные институты, к которым мы и обратились. Не могу согласиться с тем, что это было сделано специально, втайне от общественности, ибо депутаты заблаговременно были поставлены в известность.

Анаид Гогорян, Эхо Кавказа: Когда рассматривалось это соглашение, учитывались ли мнения жителей Пицунды?

Аслан Бжания: Мы знали, что есть соответствующее обращение. Проблемы, которые были заложены в данное обращение, изучены. После развала Советского Союза там также были некоторые этапы, которые не нашли своего правового отражения. Весь этот маленький городок был построен для тех, кто обслуживает данную госдачу. Это режимный объект, который, как и все объекты подобного рода нуждается в обслуживании. Все начиналось именно таким образом, что это было служебное жилье. После распада Советского Союза на каком-то этапе эти правовые механизмы перестали учитываться. Когда проблема жилья этих людей высказывается в таком повторяющемся стиле, то возникает ощущение некой неискренности. У нас есть еще другая проблема. Более ста человек лишились жилья в Абхазии и мы им не можем ничего предоставить. Около тридцати заявлений на рассмотрении. Есть специальная комиссия по возвращению гражданам Абхазии жилья, которое у них было занято. Почему-то об этих людях никто не вспоминает. В этом же случае некоторые товарищи начали проявлять чрезмерную заботу и говорить об этом очень часто.

Анжела Кучуберия, ТАСС:  В случае, если Парламент не ратифицирует данное соглашение,  то какими документами будет регламентироваться дальнейшая работа этой госдачи?

Аслан Бжания: Предлагаю не забегать вперед. Я исхожу из того, что новый состав Парламента состоит из людей довольно опытных. Я исхожу из того, что они довольно ответственные люди. Я убежден в том, что Парламент примет правильное, взвешенное решение. Еще одной важной для меня деталью является то, что самые обсуждаемые вопросы на тему межгосударственных отношений являются чувствительными вопросами. Как мне представляется, мы в Абхазии очень консолидированы в вопросах того, какую роль играет Российская Федерация в современной Абхазии и люди, которые будут принимать решение по этому вопросу, будут руководствоваться этим соображением. Думаю, что они примут выверенное и правильное решение.

Манана Гургулия, Апсныпресс:  Как обеспечивается и будет обеспечиваться режим заповедника на территории, если начнется капитальное строительство? Как это отразится на экологической составляющей?

Аслан Бжания: Это очень обоснованные беспокойства. Состояние экологии всей Абхазии очень важно для нас. Я был на территории данной госдачи и был приятно удивлен состоянием того же лесопарка. Я обратил внимание на то, что каждое дерево пронумеровано, на каждом дереве висит бирка, есть книга, в которой фиксируется какие мероприятия необходимо проводить в отношении каждого насаждения. Как говорят наши специалисты, лесники, состояние пицундской реликтовой сосны лучше, чем где-либо вообще. То же самое происходит и в отношении самшита, который значительно пострадал в нашей стране, но на территории заповедника он сохранился в идеальном порядке. Что же касается строительства и последствий на природу, то все это будет происходить совместно с абхазской стороной. Это отражается в соответствующих пунктах договора.

Манана Гургулия, Апсныпресс : Может, я опережаю события, но Вы подходите к экватору Вашего срока. Дайте оценку Вашей работе, что вам удалось сделать на ваш взгляд за время вашего пребывания президентом и чего не удалось и по каким причинам?

Аслан Бжания: Отвечу на ваш вопрос с того, с чем ни я, ни правительство не ожидали столкнуться. Это проблема ковида, которой мы занимались два года. Это проблема, которая была на первом плане. До августа 2020 года граница была закрыта, наши контакты были ограничены. Я это говорю сейчас потому, что динамичное развитие Абхазии без поддержки Российской Федерации невозможно. Мы ощущаем эту поддержку, но хотим, чтобы её было больше. Руководство Абхазии должно расширять свои контакты, к нам должны приезжать представители бизнеса, но из-за проблемы ковида длительное время наши возможности были скованы. Из-за этого состояния наши проблемы сдвинулись минимум на полтора года. В прошлом году впервые за послевоенные годы мы выполнили плановые показатели по бюджету, у нас был профицит. Примерно такая же картина сегодня. За это время мы смогли неплохо оснастить министерство внутренних дел, у нас есть существенные результаты по противодействию некоторым видам преступлений, в том числе и тяжких видов преступлений,оказали адресную помощь более чем пяти тысячам наших граждан, эта помощь исчисляется примерно в 700 миллионов рублей. Это не так много, как хотелось бы, но обозначенные тенденции могут и должны нас повести ещё больше вперёд.
Есть вопросы, связанные с режимом прохождения пропуска на реке Псоу. Есть договор от 2014 года, который гласит о том, что режим работы поменяется в течении двух лет, но этого не произошло. Мы сейчас активно начали этим заниматься, и думаю, что на это дело уйдёт около двух лет, эту проблему мы должны будем решить. Вопрос,  связанный с запуском нашего аэропорта. Это не так просто. У нас не было никогда практики реализации подобного проекта. В этом вопросе мы также существенно продвинулись, уже подписан контракт на проектирование. Вы уже можете увидеть, как ведутся работы на объекте. Я думаю, что в намеченные сроки мы работы сдадим. К нашей стране стали проявлять больший интерес инвесторы. В Очамчырском районе был запущен крупный объект. Думаю, что в этом году в Очамчырском районе будет ещё одна приятная новость. К 2023 году будет запущен объект, который принесёт около 150-200 рабочих мест. Это существенное пополнение бюджета. Ряд других новых туристических объектов у нас за этот период появилось. В Гудаутском районе было запущено несколько отелей, что стало возможным благодаря частным инвестициям. Когда инвестор приходит в определенную страну, это значит, что он верит в эту страну, в ее возможности. Нам удалось осветить трассу в Очамчырском районе. На мой взгляд, это очень хорошие подвижки.

Виталий Шария, Эхо Абхазии: В 2011 году Минобороны РФ отказались от санаториев МВО и ПВО. Есть ли какие-то планы по этим объектам?

Аслан Бжания: По соглашению эти объекты переданы РФ, которая от них отказалась. Сейчас идёт процесс изъятия этих объектов из соглашения и передача их абхазской стороне. Это говорит о том, что у нас не всё работает в одностороннем режиме. Эти объекты будут возвращены. В перспективе планируется их ремонт. Группа наших местных инвесторов интересуются этими объектами и хотят их восстановить.

Манана Гургулия: На бюджет ложится нагрузка в связи с соглашением по гражданам, которые получают российские пенсии в силу отсутствия стажа работы в СССР. Как будут обстоять дела в этом вопросе?
Аслан Бжания: Количество тех, кто будет получать российскую пенсию, будет уменьшаться. Мы будем вынуждены просить наших союзников помогать и дальше в этом вопросе. Если наш госбюджет наполовину состоит из помощи, поступающей из Российской Федерации, то, поделив эту цифру в два раза,  мы поймем, сколько мы можем платить нашим гражданам.
Анжела Кучуберия, ТАСС: Как обстоят дела с поручением о проведении переговоров с российской стороной по поводу будущего дефицита электроэнергии в Абхазии в осенне-зимний период. Что нас ждёт зимой?
Аслан Бжания: Сегодня наши коллеги находятся в Москве. Будем ждать их с результатами. Проблема есть, мы о ней говорили открыто, идут переговоры.
Анаид Гогорян, Эхо Кавказа: На каком этапе переговоры по Аибге, снят ли этот вопрос?
Аслан Бжания:  Этот участок государственной границы, по договорённости сторон, что свидетельствует о взаимном уважении друг другу, принято называть несогласованным участком государственной границы. Это означает, что ни одна из сторон не заявляет о своих притязаниях. Это говорит о том, что мы уважаем и нас уважают. Мы в этом вопросе равноценные партнёры. Поменялся состав комиссии парламента, которая с сентября возобновит свою работу. У нас есть понимание того, как граница должна пройти и на других участках. Мы должны все эти участки пройти и зафиксировать.

Дмитрий Статейнов, РИА-новости: На каком этапе находится процесс гармонизации законодательств Абхазии и России?
Аслан Бжания: Группа наших министров вылетела в Москву, в том числе для того, чтобы сверить свои часы по гармонизации. Насколько я проинформирован, всё идёт неплохо. Есть выполненные мероприятия, есть некие отставания, но этот документ является важным как для российской стороны, так и для абхазской.

Зураб Аргун , Интерфакс: Мой вопрос касается ценообразования на нефтепродукты. Мы знаем, что ведутся переговоры с российской стороной по этому вопросу, стоит ли ожидать снижения цен?
Аслан Бжания: Уважаемые, помните, на протяжении 10 лет цены на топливо в Абхазии были ниже чем в России. Сейчас произошли события, которые поменяли эту картину. Конечно, мы будем предпринимать все, что возможно, чтобы цена была ниже. Но это проблема, которая выходит за рамки наших возможностей и полномочий. Мы в этом вопросе зависим от внешних факторов. Это же стабильно все развивалось, были льготные освобождения от пошлин, поэтому цена не менялась. Теперь ситуация иная. Сам российский топливный рынок теперь не стабилен, это связано с известными событиями. Сложно что-то прогнозировать. Что касается наших импортеров, вы их хорошо знаете. Ни о каком сговоре речи быть не может. Там есть конкуренция, ввозом топлива занимаются люди с разными политическими взглядами. Но почему-то цена у всех одинаковая с небольшой разницей. Такова сегодня объективная ситуация.  Я уже неоднократно на эту тему говорил. И обращения были, и телефонные звонки, и письма, и поручения даны отраслевым ведомствам оказать помощь Абхазии. Вопрос изучают, все в проработке, но это требует времени. Мы об этих проблемах постоянно напоминаем. Нет такого, чтоб четыре- пять министров не посетили за месяц Москву. Поэтому говорить о чем-то более конкретно, о том, что в какой-то день цена понизится, было бы с моей стороны безответственно. Максимальные усилия по понижению будут предприниматься. Все зависит от того, насколько нам смогут помочь наши российские союзники.
Манана Гургулия,  Апсныпресс: Аслан Георгиевич, как Вы оцениваете Ваши контакты с оппозиционными политическими силами? И еще один вопрос, недавно премьер-министру Александру Анкваб, думая, что у него дефицит бумаги, была подарена пачка бумаги, для того, чтобы у него была возможность написать заявление об уходе. Как Вы думаете, стоит ли ему это делать, как Вы оцениваете работу нынешнего Правительства?
Аслан Бжания: Оппозиция, она разнородная, совершенно разные там люди. Есть люди, к которым я прислушиваюсь и мнение которых для меня значимо. Есть там люди, которые имеют невосполнимые пробелы в воспитании и образовании. Невосполнимые пробелы и в одном, и в другом. С ними посложнее будет, но я присягал всему народу Абхазии. И я буду служить всем, поэтому и слушать я буду всех. Но хотелось бы, чтобы наша политическая жизнь учитывала наши традиции, нашу ментальность. Не всегда эти правила соблюдаются. В последний раз с представителями оппозиции я встречался в апреле текущего года. В ближайшее время планируется встреча. Нам не удалось наладить системный контакт, откровенно говоря. После известных событий декабрьских, потом были выборы в Парламент, потом планировали подписать соглашение с оппозицией. Текст соглашения вроде бы выработали. Потом началось - это изменить, то изменить. Кто бы что ни говорил, я готов взаимодействовать с конструктивно настроенными людьми. Я за то, чтобы критические замечания были, самое главное при этом - они должны быть обоснованы и аргументированы. Это очень важно. Несправедливо, когда все это звучит от людей, за которыми нет никаких реальных успехов с тем, чтобы оценочные суждения высказывать. Я еще раз говорю, оппозиция- это совершенно разные люди, но иногда мы сталкиваемся с тем, что тяготеют некоторые товарищи к экстремальным формам работы. Это тоже есть.  Но я хотел бы проинформировать о том, что я настроен работать и власть будет воспринимать конструктивную критику и делать выводы. Но очень плохо, когда некоторые товарищи переходят на оскорбления, это недопустимо.
Что касается оценки правительства. Мерилом истины является практика. Если оценивать действия правоохранительных структур, что тоже является частью правительства, думаю это видят многие, не я один, тут есть определенная положительная динамика. Кроме того, деятельность ГТК, министерства по налогам и сборам, здравоохранения, минюста, я тоже вижу положительную динамику. Есть проблемы и одна из главных - это энергетика. И Вы знаете, когда призывают к тому, чтобы мгновенно принимались какие-то кадровые решения, это ничего не меняет. Когда проблема выходит далеко за рамки конкретного человека, становится системной, поменять одного человека - не значит решить эту проблему. Поэтому, по отдельным ведомствам я сейчас высказался, а ближе к осени будет видно, как мы будем входить в осень, зиму. От этого зависит очень многое в целом, чтобы дать оценку деятельности правительства.

Анаид Гогорян ,Эхо Кавказа : Есть информация о том, что активисты, которые открыто выражают свою позицию по некоторым вопросам, стали приглашаться в СГБ для допроса. Вот сегодня я прочитала в соцсетях пост, где гражданку вызывали за то, что она выложила фотографии мусора. Ее попросили прийти и больше так не делать. С чем это связано?
Аслан Бжания: Я удивлен Вашим вопросом. Мы обязательно выясним обстоятельства. Я переадресую ваш вопрос председателю СГБ и в ближайшее время ситуация разъяснится.  
Русудан Барганджия , «Республика Абхазия»:  Аслан Георгиевич, на Вашей первой пресс-конференции я задавала Вам вопрос, он меня всегда волнует, он не решается долгие годы. Я его задавала всем президентам. Меня лично он волнует очень. Как долго наша Абхазская православная церковь будет находиться в подвешенном состоянии. Вы тогда обещали, что будете эту тему поднимать. Вот меня интересует, случалось ли Вам обсуждать этот вопрос в России за два с половиной года?
Аслан Бжания: Эти вопросы на повестке дня с российской стороной не ставились. Говорили о необходимости преодоления раскола внутри нашей церкви, в республике. Я две недели назад был в Афоне. Я встречался с советом Священной митрополии, с активом, там было человек шесть-семь. Около пяти часов мы провели вместе и думали, как быть в этой ситуации. Вы знаете, проблема которая формируется годами и имеет накопительный эффект, в одночасье не решается. Конечно, это очень важный вопрос. Но мне кажется, если провести опрос среди граждан и спросить, какие на их взгляд сегодня вопросы являются самыми злободневными, то церковный туда вряд ли войдет. Почему я так думаю? Мы имеем возможность заходить в любую церковь, молиться, совершать нужные церковные обряды. Для абсолютного большинства этот вопрос не является проблемой. Поэтому, все остальное покажет время. Все складывается, вроде бы в нашу пользу. Тут главное - не навредить. А что касается внутрицерковного вопроса, взаимоотношений Отца Виссариона и Священной митрополии. Тут нужно нам всем просить.  Кто, если не они должны показывать смирение и служить примером всепрощения?
Саид Барганджия Телеграм-канал «Республика» : Хотелось поговорить о теме недопуска журналистов к информации. Вот совсем недавно мы обращались в Минсельхоз по поводу решения о ликвидации Форелевого хозяйства. Ответ мы не получили, если можно, вопрос задам Вам. С чем связано решение ликвидировать МУП, при том, что в него было вложено 70 млн рублей? Тем более, что через него проходит дорога к одному из объектов историко-культурного наследия.
Аслан Бжания:  Вы там были? Не были, а я недавно был. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Что касается форелевого хозяйства, за последние 12 лет в него вложили около 90 млн. Результаты такие - в лучшем случае один миллион в год. Товарной продукции нет, рабочих мест мало, все очень печально. А вот, по поводу дороги, она давно уже обрушилась. Я там недавно был, там дороги нет. Государство оказалось не очень симпатичным собственником. Как и в ситуации с Молзаводом. Я постараюсь сделать так, чтобы государство получало товарную продукцию, предприятие приносило бы прибыль, а какие механизмы и буду использовать, покажет время. Плохим собственником оказалось государство и не только абхазское государство. Когда люди развивают частный бизнес, это другой уровень, налог на прибыль один и тот же, на имущество, подоходный налог. Вы видели, какая там сейчас ситуация? Там в прудах для форели сидят буйволы. Там будет современное форелевое хозяйство с рыбой, икрой, хорошим рестораном и дорогу туда восстановят.
Рустам Зантария, Абаза-ТВ: У меня неформальный вопрос. График президента, безусловно, напряжен. Вы один из самых загруженных людей в стране, я это говорю без иронии. Хотелось бы узнать, как Вы проводите свой отпуск, чем Вы занимаетесь с свободное время.
Аслан Бжания: Вы знаете, я фактически разучился отдыхать, отдых - это на какой-то период отвлечься от основной деятельности и уделить время физическому здоровью в том числе. На должности Президента это не получается. Как поступали звонки от разных министров, как приходила суточная сводка о совершенных преступлениях, так и было весь отпуск. Но это, с одной стороны нормально, такова жизнь. Поэтому, день-два, был отдых, но не более.


Возврат к списку