Президент Республики Абхазия

 

Стенограмма интервью Рауля Хаджимба руководителям абхазских СМИ

08.07.2015

Сухум, 10.00


Рауль Ҳаџьымба: Абзиара шәымаз ҳаҭыр зқәу ажурналистцәа! Сгәы иаанагоит иахьа иқәшәыргыло ихадоу азҵаарақәа ҳажәлар рзы акрызҵазкуа зҵаарқәоуп ҳәа. Ишәоураны иҟоу аҭакқәагьы ииашаны срызнеирц сҭахуп. Хымҧада, иахьа ҳажәлар иреилыркаатәуп иҟоу аҭагылазаашьа; ҳзыхьӡази ҳазхьымӡази, иззыҟоу абри аҩыза аҭагылазаашьа. Убри аҟнытә иахьа ҳаиҧылара иалахәу шәызҵаарақәа абри аҭагылазаашьа иазышәкуеит ҳәа сгәы иаангоит, саргьы иахьынӡасылшо урҭ рҭак ҟаҵара сазхиоуп.

Емма Хәаџьааҧҳа («АТ»): Рауль Џьумка-иҧа, аҵыхәтәантәи аамҭазы жәамыз раҟара ус ирҳәоит Урыстәылантәи аҧарақәа мааӡац, ҳара ҳхатә ҧарақәа рыла ҳанхоит ҳәа. Абри аамҭазы иубартә иҟоуп, ауалафахәқәа ршәоит, аиҭашьақәыргыларатә усурақәагьы џьара-џьара имҩаҧыргоит. Иуадаҩума аҳәынҭқарра иара ахатәы хашәалахәқәа рыла ианынхо, насгьы иарбану иахьа ҳара ҳхала иааҳрыхуа, ҳрезервқәа рыла иҳамоу, нас иарбану цхыраагӡас Урыстәылантәи иҳаууа?

Рауль Ҳаџьымба: Аиашазы, даараӡа имариаӡам арҭ азҵаарақәа рылацәажәара, аха ҳажәлар ирдыруазароуп, иахьа, шьоукы ишырҳәо еиҧш, ацхыраара маҷхеит, ицәгьахеит ахныҟәгара .

Хымҧада, иахьа акырӡа иеиҵоуп, иумбар залшаӡом, уаанӡа аргыларақәа ирзоужьыз аҩыза ахыҧхьаӡара ыҟаӡам, аха уи иаананагаӡом урҭ аҧарақәа рҵыхәтәа нҵәеит ҳәа. Аус здыруло аргыларатә процессқәа ирызку ақьаадқәа, хымҧада, аус руртә еиҧш иҟаҵатәуп, иҟамларц азы аҧарабжьыфара, аҧара наӡартә еиҧш ауаажәлар рҟынӡа. Аха зегьы иаҳдыруазароуп, иахьа Урыстәыла уаанӡатәи иҳабжьаҳҵаз аиқәшаҳаҭрақәа рыла иаҿуп афинанстә цхыраара ҳаҭара. 800 млн. мааҭ инареиҳаны есымза иҳаууа аҧарала иҳалшоит ауалафахәы рыҭара амчратә еилазаарақәа, агәабзиарахьчаратә еилазаарақәа, аҵарадырреи акультуреи русзуҩцәа. Уи адагьы иҳаууеит 200 млн. инареиҳаны атәанчаҩцәа злаҳбо аҧара есымза. Еиҭа иҳамоуп Урыстәыла аганахьала ацхыраара сынтәеи ҵыҧхи иҟаз амшцәгьақәа ирыхырҟьаны арыцҳара иақәшәаз ауаа, имаҷзаргьы, ацхыраара рыҭаразы ирзауҳажьуа аҧара. Иара убас, агәабзиарахьчара апроблемақәа рыӡбаразы, аҵараиура апроблемақәа рыӡбаразы. Имаҷӡам иахьа Урыстәыла аганахьала Аҧсны иаланагало аҧара. Аха уи азхаӡом, избан акәзар х-миллиардк бжаки инарыцны ауалафахәы ашәаразы иаҳҭахуп, уи адагьы ҳҳәынҭқарра аилазаарақәа зегьы, ҳусура аганқәа зегьы рыҟны ишақәнагоу ала аус рурц азы, рныҟәгаразы иаҳҭахуп даҽа х-миллиардк инарыцны аҧара. Уи иаанагоит ф-миллиардк ирыцны иҟазароуп ҳәа аҳәынҭқарра абиуџьет аҟны. Аха ҳарҭ иҳамҳәо, аекономика шьҭыҵроуп ҳәа. Аекономика шьҭыҵырц азы даҽа х-миллиардк уахь иҳашьҭыроуп. Убри азы иахьа , хымҧада, иаҭахуп алшарақәа рыҧшаара ҳбиуџьет иазҳарц азы. Иахьа иҳамоу абиуџьет – х-млиллиардки бжаки ҳуалафахәы иафоит, аекономика ашьҭыхразы аҧара ҳамаӡам Урыстәылантәи иаауа ада. Убри азы иахьа адҵа рыҭоуп, аҧыза-министр дызхагылоу аҳәынҭқарра аусбарҭақәа зегьы ҳхы иаҳархәаша амал ҭырҵааразы, аҧшааразы. Иабаҟоу иара? Иҟоума? - Иҟоуп. Агәра шәсыргарц сҭахуп ишыҟоу азы. Избан акәзар аҵыхәтәантәи аамҭа иаҳнарбоит, ҳфинанстә ҭагылазаашьа шыуадаҩугьы, ҳара иахьа иҳалшеит ҳауаажәлар рҿаҧхьа иаҳзықәгылоу адҵақәа рынагӡара, ауалафахәы аганахьала. Сынтәатәи ашықәс амза акы инаркны иаҳшәараны иҟаз зегьы ашәара ҳаҿуп. Уи амчратә структурақәа рганахьалоума, апрокуратура, аӡбаратә усбарҭақәа рыҟны, Гәдоуҭа, Гагра, егьырҭ араионқәа рҟынгьы ҳаихьӡартә еиҧш аҭагылазаашьа аҧҵара ҳаҿуп маҷ-маҷ . Аха макьана аҳәынҭқарра абарҭ азҵаарақәа зегьы рыӡбара алшаӡом. Урыстәылантәи иаауа аҧарақәа ҳхы иаҳмырхәар, аекономика ашьҭыхра ҳаламгар, даҽа ҳәынқаррак ҳахьыҧшны ҳанхоит. Урҭ шәҳацраа ҳәа ҳнапы нарымҵакуа ҳармыҳәаларц азы аус аауроуп. Ҳара иҳалшоит абри азҵаара абра аӡбара. Иҟоума алшарақәа ҳәа ҳанҵаауа – иахьаҳаӡбаша, хымҧада, иҟоуп.

Руслан Ҳашыг («Абаза-ТВ»): Хымҧада, иеиқәышәыҧхьаӡаз аекономикатә апроблемақәа, алшарақәа, афинанстәқәагьы уахь иналаҵаны, урҭ зегьы рыӡбаразы иаҭахуп аҳәынҭқарраҿы аусуратә ҭагылазаашьа, агәреибагара, аҳәынҭқарра анагӡаратә мчрагьы, ауаажәларрагьы, апарламент аҟынгьы. Абри аганахьала, Шәара пролблеманы ижәбои?

Рауль Ҳаџьымба: Проблеманы исыҧхьаӡо ҳажәлар реизыҟазаашьа, ҳусбарҭақәа реицныҟәашьоуп.Хымҧада, уаҳа иалшаӡом аҳәынҭқарра, уаанӡа ҳшыҟаз еиҧш еиҭа ҳҿынаҳхар, ҳҳәынҭқарра мчыдахоит. Уи ҳажәлар ыӡуеит ҳәа акәӡам исҳәо, иамоу алшарақәа азымхар алшоит. Убри азы иаҭахуп аҳәоуеиқәшәара, аизыӡырҩыра. Ҳарҭ иҟаҳҵо зегьы иашоуп ҳәа ҳҳәаӡом, аха ҳаизыӡырҩыртә еиҧш, егьырҭ ирҳәо ҳара ҳҟынӡа иааиртә еиҧш иҟалароуп. Уажәааигәа имҩаҧган аҳәынҭқарраҟны иҟоу апартиақәа, ауаажәларра рхаҭарнакцәа ҧыҭҩык ҳаиҧылара, ҳаицәажәеит, ҳақәшаҳаҭхеит иаҧҵазарц Ахеилак, зегьы алархәны аҳәынҭқарразы иахадароу азҵаарақәа ҳрылацәажәартә еиҧш. Адәаҟны акәымкәа, ҭынч ҳаидтәаланы, аимак-аиҿак ҟалозаргьы ара , ҳаҩныҵҟа ҳалацәажәартә еиҧш. Шәахәаҧш, егьырҭ аҳәынҭқаррақәа рыҟны. Ицәгьоуп, аҭагылазаашьа, имариаӡам, аха ирылшоит рыҩныҵҟа азҵаарақәа рыӡбара. Егьи, адунеи аҟны имҩаҧысуа зегьы ҳара ҳарҿыҧшуа ҳалагар, ииашоугьы ыҟоуп, ииашамгьы. Иҟоуп зынӡа ухахьы иааумгаша азҵаара. Иудумкылаша ыҟоуп, аха абзиа ҳадаҳкылар, абзиа ҳацныҟәар еиҕьуп. Убри аҟнытә иаҭахуп аизыӡырҩра.

Руслан Ҳашыг: Ахеилак аусура иалагахьоума? Насгьы зегьы алахәума?

Хара имгакәа аиҧылара ҳаураны ҳаҟоуп. Нас ақьаад аҟны ишьақәҳарҕәҕәоит. Сара сзыҿцәажәаз зегьы ақәшаҳаҭхеит, мап ацәырымкӡеит.

Изида Чаниа («Нужная газета»): То есть, речь идёт, если я правильно поняла, о том, что не поступают в бюджет деньги, которые направлены на проекты по Инвестиционной программе? С чем это всё-таки связано? С тем, что Абхазия не подготовила вовремя какие-то документы или речь идёт о каких-то условиях, которые предъявляет Россия?

Рауль Хаджимба: Я думаю, что в вопросах подготовки необходимых материалов мы, к сожалению, в какой-то части немного запоздали. Но есть и необходимость более четко подготовить проектно-сметную документацию. Она проходит сегодня экспертизу в Российской Федерации. Значительная часть этих материалов уже прошла экспертизу. Фактически уже рассмотрена документация по более чем сотне объектов.

Изида Чаниа: Эти деньги надо ведь освоить до конца текущего года, да? Успеем ли мы в данной ситуации, подав проекты, полгода уже прошло, освоить эти деньги?

Рауль Хаджимба: Я уже как-то говорил, что эти средства достаточно большие. Уже прошло полгода, и говорить о том, что мы за полгода сумеем освоить все эти объемы средств, не приходиться. И мы говорим открыто: эти суммы денег перейдут на следующий год. Мы можем эти деньги осваивать в последующие месяцы и еще два года. Главное, что эти деньги есть, и правильное и эффективное использование этих средств зависит от абхазской стороны.

Изида Чаниа: Если говорить о долгах, которые на сегодняшний день скопились у государства, то каковы размеры этих долгов, и каким образом Абхазия собирается расплачиваться с этими долгами?

Рауль Хаджимба: Вы знаете, мы говорили на встрече с Президентом России по вопросу железнодорожного кредита, выплата по которому уже производится в течение двух лет. Сейчас мы заплатили порядка 25 млн руб. по процентной ставке и буквально ближайшее время заплатим определенную часть по телу кредита. Мы можем это пока делать, и это показатель нашей готовности работать в этом направлении. Тем не менее, мы ставим вопрос списания или реструктуризации этого кредита, и на встрече с Президентом России было достигнуто понимание этого вопроса. Идёт процесс работы в этом направлении, и я не сомневаюсь, что эта проблема будет решена. Что касается кредита, который несколько лет назад получил Национальный банк, то и по нему идут необходимые платежи. Здесь нет вопросов. В то же время, есть не менее серьезные проблемы, связанные с внутренним долгом – это порядка 700 млн рублей, которые висят в качестве долга по выполненным работам по отдельным объектам и программам, реализованным в рамках Комплексного плана. Эти долги висят сегодня перед государством. Мы уже начали производить соответствующие выплаты крестьянам, которые были задействованы в программе закладки многолетних насаждений. На сегодняшний день более 20 млн руб. уже изыскано. Мы будет продолжать эту работу.

Инал Хашиг («Чегемская правда»): Рауль Джумкович, в продолжение долговой темы, всё-таки выясняется, что мы сейчас платим по большим долгам, основная масса которых возникла всё-таки с определенными нарушениями. Вы сейчас говорите про строительные подряды, которые нигде не были зафиксированы, ни в каком плане. С другой стороны, есть и кредит большой по железной дороге, который тоже связан с определёнными нарушениями, тянущими, я думаю, на несколько уголовных статей – были и подлог, и так далее. Вообще есть попытка разобраться во всём этом? Или мы просто будем по умолчанию вешать эти деньги на наших граждан, которые будут выплачивать их из своих карманов? В конце концов, наверное, и те люди, которые принимали решения, должны как-то отвечать.

Рауль Хаджимба: Несомненно, нам нужно работать над тем, чтобы установить реальную картину процессов, которые имели место. Это не только железнодорожного кредита касается, это касается всех остальных работ, которые были включены в Комплексный план. Не всё было сделано так, как некоторые господа представляют. Я не хочу сейчас делать какие-то критические замечания, но проведённые по Комплексному плану работы свидетельствуют о том, что их качество было не самым лучшим. Сегодня уже текут крыши, поднимаются полы. Некоторым кажется, что это нормальное явление. Это ненормально. Для того чтобы привести всё это в порядок, потребуются десятки миллионов рублей. При нашем скудном бюджете изыскивать дополнительные средства – непростая задача, но и губить эти объекты нельзя. Надо создать возможность для того, чтобы эти объекты функционировали, однако результаты соответствующих экспертиз свидетельствуют о том, что ряд этих объектов небезопасны для использования. Поэтому нам надо изыскать дополнительные возможности, чтобы исправить эту ситуацию.

Инал Хашиг: Сейчас, я думаю, Вы всё-таки с этим разберётесь. Но придут деньги по новой Инвестиционной программе, будут строить новые объекты, я не знаю, кто там будет подрядчиками, но может ведь и старая картина повториться? Ушли строительные компании, которые были подвязаны к Президенту Анквабу, но могут ведь появиться строительные компании, которые подвязаны к нынешней власти? У нас, к сожалению, бывает так, что президенты меняются, а вот это всё остается. Близость к власти становится самым лучшим бизнесом.

Рауль Хаджимба: За это время, которое мы находимся во власти, никто не сможет сказать о том, что получил какие-то подряды из-за близости ко мне. Я исхожу из того, что есть объективная необходимость в тех или иных работах и в допуске к этим работам тех строительных организаций, которые способны решать поставленные задачи. При этом должен быть действенный контроль за всеми этапами этих работ. И тогда, я не сомневаюсь, мы получим хороший результат. Я как-то приводил пример, когда по берегоукрепительным работам в Гагре была представлена документация 145 млн руб., в последующем на эти работы было затрачено 120 млн руб. Но сегодня специалисты говорят, что эти работы можно было выполнить за несколько десятков миллионов рублей. Деньги потрачены, а результат таков, что при одном сильном шторме мы можем потерять всё, что было сделано.

Эмма Ходжаа: Рауль Джумкович, недавние ливни и дожди обнажили много проблем, была создана правительственная комиссия по инспектированию объектов, построенных за счёт Комплексного плана. По итогам работы этой комиссии было вынесено заключение о некачественных строительных работах в предыдущие годы. Сказали в очередной раз, что в этом будет разбираться прокуратура, однако, как известно, все эти дела в суде разваливаются. Может, вообще не искать виновных и начать с чистого листа?

Рауль Хаджимба: В любом случае, здесь не стоит вопрос о том, чтобы кому-то пустить кровь. Нужно дать возможность структурам, которые занимаются этими делами, объективно завершить работу. Несомненно, результаты будут. Я еще раз говорю, что есть документы, которые свидетельствуют о грубейших нарушениях в ходе строительных работ, поэтому просто закрыть на это глаза было бы неверно. Виновные должны понести наказание. И мы должны быть уверены, что в дальнейшем подобное не повторится.

Эмма Ходжаа: В продолжение темы, Рауль Джумкович, как Вы оцениваете вообще судебную систему? Не секрет, что в последнее время суды принимают политические решения.

Рауль Хаджимба: Я не думаю, что это политические решения, но проблемы есть не только в судебной системе, есть проблемы во всей правоохранительной работе, есть проблемы в самой прокуратуре.

Эмма Ходжаа: Ожидается ли судебная реформа?

Рауль Хаджимба: Судебная реформа заявлена, вся эта работа проведена в парламенте. В 2016 году мы приступим к этим изменениям. Это часть конституционной реформы.

Юрий Кураскуа («Республика Абхазия»): Рауль Джумкович, за десять месяцев сколько мы уже заработали на Рицинском заповеднике, на курорте Пицунда?

Рауль Хаджимба: Ситуация меняется. Это касается не только объёмов поступлений по Рицинскому заповеднику. Есть и другие направления, и везде ситуация меняется. Таможенные платежи, налоговые поступления стали совершенно другими. Это при том, что мы не увеличивали ставки платежей, а совершенствовали качество работы этих структур. Это свидетельствует о том, что у нас есть резервы, и мы начинаем их задействовать. Надо думать, как во многих структурах изжить двойную бухгалтерию. Я уже не раз говорил о проблеме спецналога, о неправильном расчёте ставок и определении видов налогов. Как налоги доходят до государства, где воруют, каким образом происходит укрывательство? Тем не менее, мы сегодня имеем достаточно неплохой результат – по тем цифрам, которые у меня на сегодняшний день имеются. Даже если сравнивать с 2013 годом, когда из России шло большое финансирование по Комплексному плану, мы идём с опережением в 207 млн руб. Это неплохой результат. Конечно, есть проблемы в других направлениях, есть проблемы с поступлением акцизов. Нам нужно работать не покладая рук по задействованию внутренних резервов, и результат будет.

Руслан Хашиг: Рауль Джумкович, какая сейчас государственная позиция, кто должен завершить строительство объектов, которые должны были сдать в прошлом и в нынешнем году? Они не завершены, приостановлены, идут следственные дела? Если этот процесс затянется, то эти объекты вызовут потребность в дополнительном финансировании, чтобы быть приведёнными в порядок. Какие организации должны это завершить, и за счёт каких средств?

Рауль Хаджимба: Сегодня уже предусмотрен определённый объём работ по ряду объектов. Изыскиваются средства, и мы должны запустить эти объекты. Это касается детских садов, то суммы на их содержание не были изначально предусмотрены. Это порядка 15-20 млн руб. ежегодных вливаний. То же самое касается и городского стадиона, о котором мы много говорим. Значительные средства на него потрачены, теперь нужно думать о том, как правильно его использовать. Но и те недостатки, которые были допущены при строительстве стадиона, надо выявлять и озвучивать, и эта работа проводится.

Эмма Ходжаа: Там речь идёт о нормах безопасности?

Рауль Хаджимба: Я ещё раз хочу заметить, что это – работа прокуратуры. По отдельным вопросам поступили материалы экспертизы. Нарушения, независимо от того, кто их совершил, должны быть выявлены, виновные должны быть наказаны, и это дело правоохранительных органов.

Изида Чания: Сегодня самым актуальным вопросом для нашего общества является соглашение, которое было предложено РФ для подписания в рамках большого договора. Я имею в виду соглашение об информационно-координационном центре органов внутренних дел. В понедельник у парламента собрались люди. Я беседовала с ними и, честно говоря, не поняла, что они требуют: отказаться от подписания этого соглашения, или внести какие-то замечания и предложения. Вы, наверное, встречались с этими людьми? Меня интересует, во-первых, что хотят эти люди от этого соглашения, и, во-вторых, что вообще предусматривает это соглашение? Взгляд с абхазской стороны.

Инал Хашиг: Есть ли вообще абхазское видение этой проблемы? Где эти красные черты, которые мы не можем перешагнуть?

Рауль Хаджимба: Я думаю, здесь больше спекуляций вокруг этой темы. Говорю откровенно: все проекты абхазо-российских соглашений, которые поступали из России, мы открыто представляли парламенту, как это требуется по правилам. Все материалы, которые идут по линии дипломатических структур, поступают в парламент для дальнейшего обсуждения. После соответствующей работы в Администрации Президента, в парламенте, эти материалы направляются дальше как рабочие проекты для последующего внесения изменений и корректировки. Это не означает, что работа по документу завершена, и он принят к исполнению. Это длительная процедура. В итоге, всё завершается ратификацией парламентом. У парламента есть право ратифицировать эти документы или отказаться от ратификации. Но мы еще до этого не дошли, так как идёт обсуждение схожее с тем, что было по проекту Договора о союзничестве и стратегическим партнерстве. Тогда шёл длительный процесс, в нём принимали участие представители различных политических структур, общественных организаций, и мы получили, я не сомневаюсь, полезный документ. И подписан он руководителями России и Абхазии. В том процессе принимали участие и представители нынешней оппозиции, которые в своё время сделали заявление о том, что и их участие привело к тому, что все вопросы были сбалансированы. В своём заявлении они говорили и об ИКЦ, благодаря тому процессу они смогли внести и по этой части свои предложения. Тогда спрашивается, что сегодня подвигло людей к ажиотажу вокруг этого вопроса? Да, были определённые вопросы по тем проектам, которые мы получили. Это касалось штатного расписания, вопросов оперативно-розыскной деятельности, и абхазская сторона открыто заявила о своём видении. Мы представили соответствующий материал как парламенту, так и нашим коллегам из России. Наше видение штатного расписания далеко отличается от того, что было предложено, вопросы по оперативно-розыскной деятельности сняты, вопросы по иммунитету сняты, сняты вопросы, связанные с проблемой ИВС. Но люди продолжают обсуждать то, что уже не актуально. Мы с вами говорим обо всём открыто. То, что предложено абхазской стороной, известно всем – это не более 48 штатных единиц сотрудников ИКЦ. Здесь речь идёт о координации деятельности между структурами МВД Абхазии и МВД России. Речь идет об оказании помощи по розыску лиц – как на одной стороне, так и на другой. Речь идёт о возможности координации этой деятельности, о создании соответствующих условий по борьбе с киберпреступностью. Некоторые спрашивают: что это такое? Зачем нужна эта работа? У нас сегодня есть, что защищать. Это компьютерные программы, установленные в Национальном банке, это программы наших сотовых операторов. Мы хотим жить в нормальном, цивилизованном обществе? Эта координация должна иметь место.

Юрий Кураскуа: А граждане Республики Абхазия будут работать в этом центре?

Рауль Хаджимба: Исходя из документа, который представлен абхазской стороной, могу заявить, что там будет 48 шт.ед. сотрудников, половина из которых – это сотрудники наших правоохранительных органов.

Юрий Кураскуа: Зарплату кто будет платить?

Рауль Хаджимба: По тем условиям, которые заложены в проекте договора, финансирование будет осуществлять Российская Федерация.

Изида Чаниа: Кому будет подчиняться эта структура?

Рауль Хаджимба: Это межгосударственная организация, она идентична тому же Интерполу, но все вопросы, которые касаются деятельности этой структуры на нашей территории, не будут выходить за рамки Конституции Республики Абхазия. Первое лицо будет представителем, по нашему предложению, МВД Абхазии, и оно должно действовать в рамках нашей Конституции. Это заложено в самом Договоре.

Инал Хашиг: Рауль Джумкович, так получилось, что Договор о союзничестве и стратегическом партнёрстве, подписанный в прошлом году, вызвал широкий резонанс, были проведены митинги. Сейчас происходит нечто подобное. У нас на очереди соглашение по военному сотрудничеству. Так получается, что вопрос российско-абхазских отношений, учитывая, что Россия наш единственный союзник и наша палочка-выручалочка, мы выплёскиваем наружу в наших внутренних дискуссиях. Не рискуем ли мы сделать российско-абхазские отношения предметом базарных спекуляций? Ведь понятно, что мы не можем рисковать такими вещами. Есть вопросы, которые политической элите, к власти она относится или к оппозиции, следует обсуждать в полузакрытом режиме, а не делать их предметом общественного обсуждения, зачастую очень далекого от реального положения вещей.

Рауль Хаджимба: Вы знаете, есть такая опасность, и она серьёзная. В свете процессов, которые протекают в мире, даже те государства, которые далеко отличаются от нас по своим финансовым возможностям и оборонной мощи, не обходятся без поддержки стратегических партнеров. Нельзя лукавить нашим некоторым политическим деятелям – будь это те, кто находится в оппозиции или вне её. Попытки вести внутриполитическую борьбу на фоне вопросов абхазо-российских отношений – это не самое верное направление деятельности. Тем не менее, нам надо честно подходить к решению этих задач. Многие должны сами озвучить свое отношение к этим процессам, а не стоять за кулисами общественно-политических дискуссий. Я пока еще не слышал позиции, во всяком случае, тех, кто стоит во главе ряда общественных организаций и политических партий. Думаю, им небезразлично то, что будет происходить в отношениях с Россией. Они ведут себя в этом случае более аккуратно, чем те, кого они используют, для того чтобы возбуждать ситуацию в стране. Всем нужно быть очень осторожными в этих вопросах.

Руслан Хашиг: Рауль Джумкович, а мы сами не создали эту ситуацию, не способствовали этому? Есть дипломатический протокол, проекты пришли, пусть работают специалисты, вырабатывают абхазские предложения, программы, садятся за стол переговоров. После того как выработают предложения, проект получает Парламент. Кто осуществляет утечку? Есть национальные интересы, зачем всё это переводить в такую игру? Где соблюдение дипломатических норм, элементарных норм? Мы двадцать пять лет ведем переговоры, я не помню, чтобы все эти двадцать пять лет мы вот так все договоры хором, всем народом обсуждали. Почему это происходит? Где-то происходит утечка – в Парламенте, в МИДе, в каких-нибудь министерствах. То есть чиновники выносят это на улицу. Зачем? Это же опасно для страны.

Рауль Хаджимба: Кто обсуждал, каким образом эти документы вышли, это, по-моему, не секрет. Мы придерживаемся существующего законодательства, а также парламентского постановления, которое регламентирует порядок работы с проектами соглашений. Эта тема, которая волнует всех нас, волнует наше общество. Проекты соглашений из России не приходят под грифом «секретно». Но, я думаю, должна быть соответствующая этика работы с этими документами. Причём этой этики должны придерживаться и представители политических партий и общественных организаций, включая оппозиционные. Сегодня в интернете фигурируют документы, которые по идее не должны были бы быть там. Это документы с печатями госорганов. Я думаю, что это просто некорректно по отношению и к Парламенту, и к своим коллегам. Никто не запрещает обсуждать эти материалы, но это обсуждение должно быть корректным, в рамках закона.

Юрий Кураскуа: То, что такие вопросы обсуждаются в народе, и народ знает, что происходит внутри страны и на международной арене – это, с одной стороны, может и не плохо. Но очень важно специалистам дополнительно разъяснять через средства массовой информации эти вопросы. Вот Вы сейчас рассказали про информационно-координационный центр при МВД. Я уверен, что для многих было очень важно услышать эти разъяснения, снимающие многие опасения.

Рауль Хаджимба: Вполне возможно, что надо усилить информационную работу. Может, мы с этим опоздали, но есть вещи, которые нужно хорошенько проработать, прежде чем обсуждать в широком кругу. Люди должны правильно всё понимать, это нормальный процесс. Мы следуем букве закона, букве тех договорённостей, которые принимались ранее. Не нужно никому играть в игры, направленные на разжигание ситуации внутри страны. Это не принесет никаких дивидендов тем, кто это делает, но может подорвать позиции нашей страны.

Инал Хашиг: Премьер-министр Артур Миквабия, выступая в Парламенте, встречаясь с депутатами по поводу своей поездки в Россию, говорил, что в Москве принятие соглашения по информационно-координационному центру органов внутренних дел увязывается с предоставлением финансирования по Инвестиционной программе. Насколько это соответствует действительности?

Рауль Хаджимба: Я говорил об этом в своем недавнем интервью. Есть различные суждения экспертных сообществ, и российских в том числе. Одни говорят так, другие рассуждают иначе. Ничего официального в этой связи нет и быть не может. Это я говорю открыто. Таких проблем у нас во взаимоотношениях с Россией нет. Я говорю это во всеуслышание.

Изида Чаниа: За семь лет была подписана масса соглашений, но не все из них отвечают национальным интересам Абхазии – может быть в какой-то части не отвечают. Возможен ли пересмотр некоторых соглашений? В части, касающейся российских военных баз на территории Абхазии, и многого другого?

Рауль Хаджимба: Я думаю, ставить так вопрос нельзя, сегодня уже другая ситуация, другие подходы. В мире происходят сложные процессы, которые далеко не лучшим образом могут сказаться на положении дел в самой Абхазии. Во многих странах есть военные базы, за которые никто ничего не платит. Это всё-таки гарантия безопасности. Возьмите, к примеру, американские базы в Южной Корее, на Окинаве, российскую базу в Армении.

Изида Чаниа: Там есть некоторые детали, которые, на мой взгляд, Абхазия не сможет выполнить.

Рауль Хаджимба: Мы должны стремиться к тому, чтобы выполнять положения этих документов. Я понимаю, что наше финансовое положение не может пока позволить нам решать эти вопросы так, как это могут себе позволить наши российские коллеги. Но даже если взять вопрос ОГВ (Объединенной группировки войск), то речь как раз идёт о том, чтобы вывести нас на тот уровень, который позволит нам эффективно сотрудничать с российской стороной в военной сфере. Я не вижу здесь ничего плохого. Не сомневаюсь в том, что это будет полезно, в первую очередь, для самой абхазской стороны. Я помню, еще при Владиславе Григорьевиче ставился вопрос о возможности прохождения службы наших граждан в миротворческих войсках, для того чтобы набраться опыта, иметь определённые знания, навыки. Но, к сожалению, тогда это не произошло. Когда сегодня нам предоставляют более широкие возможности, при сохранении суверенитета нашего государства, который никто не ставит под сомнение, мы должны их использовать и создать совершенно другие условия безопасности. Это касается и военной тематики, и вопроса границы. Ситуация в этих сферах непростая. Отказ от всех этих предложений пагубно бы отразился на нас самих.

Изида Чаниа: Многие соглашения порождают проблемы. Сегодня в Парламенте обсуждается мораторий на добычу нефти. Означает ли это, что Абхазия отказывается от подписанных ранее документов?

Рауль Хаджимба: Я уже более 14 лет открыто говорю о своём отношении к добыче нефти. Моя позиция не изменилась. Это пагубно для Абхазии. Что касается подписанных ранее соглашений, то там есть определенные обязательства, и абхазская сторона, несмотря на все трудности, обязана выполнять эти обязательства. Но это не говорит о том, что добыча нефти обязательно будет иметь место.

Руслан Хашиг: Не могли бы Вы дать политическую оценку современного состояния российско-абхазских отношений?

Рауль Хаджимба: Я оцениваю наши отношения положительно. Без отношений с Россией нам было бы трудно строить независимое государство. Россия первая нас признала и подписала договор как с равным государством. Разве это не показатель уровня и характера наших отношений? Ещё раз хочу для всех заметить: многое зависит от нас. Хотим ли мы быть действительно независимым государством? Хотим ли мы быть государством с эффективной экономикой? Всё, что сейчас происходит, свидетельствует о том, что мы ещё не до конца осознаём, что произошло в 2008 году. Надо серьёзнее к этому относиться. Тогда всё заложенное в подписанных нами документах будет идти на пользу Абхазии. Россия выдержит все испытания, несмотря на существующие проблемы. К сожалению, конфликт с Грузией не завершён. У нас нет соответствующего мирного договора, хотя я и слышу иногда мнения о том, что после признания Россией нашей независимости, угроз для нашей страны будто бы не существует. На самом деле, всё зависит от наших отношений с Россией, от того, насколько мы будем ответственным и равноправным партнёром, от того, насколько мы готовы сохранить своё государство, свой суверенитет.

Юрий Кураскуа: Недавно вы были на совещании в Гагре, а потом в Пицунде. Эти курортные регионы приносят хороший доход. Как вы смотрите на то, чтобы значительную часть денег, которую они зарабатывают, оставлять там?

Рауль Хаджимба: Когда мы приняли закон о бюджете, который предполагает двухуровневую систему, вопросы, связанные с Пицундой и Новым Афоном, выпали. Сегодня ни Пицунда, ни Новый Афон не имеют возможности решать даже самые незначительные финансовые вопросы самостоятельно. Поэтому я обратился к Парламенту с тем, чтобы внести соответствующие корректировки в этот закон и придать администрациям этих городов право решения необходимых финансовых вопросов самостоятельно. Я уверен, что это получится. Другого выхода нет. Думаю, что в этом году мы будем завершать работу над проектами соответствующих предложений, и к принятию бюджета 2016 года они должны быть готовы.

Инал Хашиг: Мы всё время говорим о суверенитете, но понимаем, что без полноценной экономики реального суверенитета не достичь. Вы заявляли, что нам нужно стремиться к самодостаточной экономике. Уже начинается работа над бюджетом 2016 года. Какие будут параметры этого бюджета? Могли бы мы создать модель, при которой ресурсы распределялись бы равномерно по регионам, а не концентрировались исключительно в центре?

Рауль Хаджимба: Мы должны увеличить наши возможности. У нас должно быть, как минимум, порядка 6-7 миллиардов рублей собственных доходов. Это вполне достижимо. Источники у нас есть, и я об этом говорил. Это налоговое администрирование, жесткий контроль таможенных платежей. Наш торговый оборот составляет сегодня порядка 17 миллиардов рублей, но на самом деле он гораздо больше. Сегодня показатели налоговой и таможенной служб говорят о том, что такие возможности пополнения бюджета есть. Это проблемы не одного дня и не одного месяца. Идёт работа над программой социально-экономического развития Абхазии. В эту работу вовлечён ЦСИ под руководством Олега Дамения, специалисты из наших высших учебных заведений. Я не могу сказать, что это будет идеальный документ, но к этому документу должны быть ещё разработаны соответствующие программы по отдельным направлениям, и, несомненно, это потребует определенных усилий и времени.

Ещё раз возвращаясь к бюджету. Мы говорим о возможности пересмотра налоговых вопросов. У нас есть вопросы, связанные с НДС, спецналогом. Все это нужно пересмотреть. Это даст возможность увеличить поступления в бюджет. Необходимо, я хочу еще раз заметить, ужесточить контроль за работниками всех структур. Мы долгое время говорим, что очень много товаров уходит за пределы Абхазии через Ингур, а сегодня большое количество товаров ввозится с территории Грузии на нашу территорию. Никаких официальных платежей на границе не взимается. Доходы людей, которые занимаются этим бизнесом, а также тех, кто работает на границе, растут, а государство при этом ничего не получает. Это мне пытаются объяснить тем, что у нас нет никаких государственно-правовых отношений с Грузией

Руслан Хашиг: Получается, что контрабанду можно завозить?

Рауль Хаджимба: Это обогащает отдельных чиновников, структуры, и отдельных лиц, которые занимаются этим бизнесом. Так давайте постараемся разработать подходы к этим вопросам. Мы же не говорим о признании наших отношений с Грузией, но мы говорим о том, что наше государство не должно быть обмануто некоторыми людьми. Почему мы, как государство, не должны работать со значительными объёмами товаров, которые поступают к нам и которые мы (в основном, это орех) вывозим через Ингур?

Мы говорим о возможности инвестирования в нашу страну. Нам нужно создать условия безопасности для этих инвестиций, чтобы не было так, как некоторое время назад: приходит инвестор и исчезает в физическом плане. Эти вопросы должны жёстко контролироваться и находится в законном поле.

Эмма Ходжаа: Рауль Джумкович прокомментируйте, пожалуйста, указ об оптимизации штатного расписания органов гоуправления и госучреждений. Что это даст стране?

Рауль Хаджимба: Этот вопрос, честно говоря, очень долго обсуждается. Пока мы все находились вне пределов власти, мы много говорили о необходимости сокращения штатов, оптимизации штатных структур. Сегодня же, когда мы начинаем приступать к этим работам, сразу возникают вопросы как в самой чиновничьей среде, так и вне этой среды, в самом обществе. Спрашивают: «Зачем это делать!? Кому это нужно!? Куда денутся эти люди?»

Разве лучше, когда эти люди сидят и дублируют друг друга, ничего не делают, с утра до вечера попивают кофе, дефилируют по коридору. Это больше пользы приносит государству? У нас раздутые штатные расписания. Руководители министерств и ведомств заведомо закладывают завышенные цифры, но при этом штатные единицы не заполняются. Нередко один и тот же человек может занимать две-три должности.

Эти средства мы перенаправим на повышение заработной платы по-настоящему работающих людей. Мы готовы работать по изменению штатных расписаний и организационных структур в самой системе власти, начиная от Администрации Президента и аппарата Кабинета Министров. Все дублирующие друг друга подразделения в ближайшее время будут ликвидированы. Я говорил об этом давно. Мы подошли к решению этого вопроса.

Некоторые задаются вопросом: «Почему сокращение именно на 15 %»? Эта цифра основана на тщательном изучении реальной ситуации и является наиболее оптимальной на данном этапе. Для нас главное – эффективность работы чиновников. В Абхазии пока не принят закон о государственной службе. До его принятия мы будем действовать в соответствии с подписанным мною указом, в котором регламентируется порядок оптимизации. Мы сократим не менее 600 шт.ед. из 4541 шт.ед. органов государственной власти и управления. Эффективность работы многих из тех, кто находится в этих структурах, не самая высокая.

Эмма Ходжаа: Рауль Джумкович, но говорят, что вследствие сокращений увеличится количество безработных в стране…

Рауль Хаджимба: Вы знаете, я понимаю, что я буду не самым популярным президентом в этом вопросе, но здесь дело не в популярности, а в том, чтобы сохранить и укрепить государство путем оптимизации всех наших возможностей, в том числе и оптимизации штатов. В ряде наших министерств аж с 2010 года нет никаких бухгалтерских отчётов и документов, не проводились работы по бухгалтерскому балансу, при этом бухгалтеры министерств работают в нескольких структурах одновременно. Полезно это? Я думаю, что совсем не полезно. Поэтому эту ситуацию надо менять в кратчайшие сроки.

Изида Чаниа: Каковы принципиальные позиции по перераспределению полномочий? Какие функции останутся у Президента? Какими новыми функциями будет наделен Парламент?

Рауль Хаджимба: Думаю, что это предмет обсуждения, а также взаимодействия между Парламентом и обществом. Я могу Вам назвать многие параметры, но сегодня я часто слышу в ответ на наши предложения, что президент должен остаться достаточно сильной фигурой. Об этом говорят и представители оппозиционных партий. Я считаю, что должно быть перераспределение полномочий. Наш народ должен увидеть, что мы идём по пути реформ – не ради того, чтобы кого-то ублажить, а для пользы нашего государства и общества.

Руслан Хашиг: Мы успеем провести в обозначенный срок выборы в органы местного самоуправления?

Рауль Хаджимба: Я не сомневаюсь в том, что мы успеем. Буквально завтра будет заседание рабочей группы. Будут обсуждаться все эти вопросы. Рабочая группа собирается не для того, чтобы заявить о своём видении, а для того, чтобы реализовывать этот проект.

Изида Чаниа: Меня интересует вопрос, связанный с достаточно конфликтной ситуацией в обществе, тема с заказом «Гознаку» и введением автоматизированной системы учёта и выдачи паспортов гражданина Абхазии. Чем завершился этот процесс? Кто будет выполнять эту работу?

Рауль Хаджимба: Я своё отношение к этому проблемному вопросу озвучивал. Заказ сделан, и работы будут выполняться «Гознаком». Это будет качественная работа. Те программы, о которых шла речь, будут выполнены российской стороной. Никаких вопросов, связанных с безопасностью некой информацией, которая может стать достоянием российской стороны, быть не может. У нас есть опыт работы с «Гознаком» по загранпаспортам, и эти паспорта соответствуют требованиям, которые предъявляются к такого рода документам. Тех в Абхазии, кто заявлял о своём видении этой работы, мы можем пригласить в дальнейшем. Это не работа одного дня, эту работу нужно вести ежедневно. Она потребует не одного года.

Изида Чаниа: Вопросы безопасности, которые обсуждались, сняты? Будут ли посторонние силы иметь возможность доступа к этой информации?

Рауль Хаджимба: Меня, честно говоря, удивляет такая постановка вопроса. Разве мы не являемся гражданами Российской Федерации? Мы не получили паспорта Российского государства? О каких секретах в этой связи идёт речь? Нам надо думать о другом. Если говорить о безопасности, есть более глобальные и сложные вопросы.

Емма Хәаџьааҧҳа: Рауль Џьумка - иҧа, иааизакны аихшьала ҟаҳҵозар, жәамыз раахыс исықәҿиеит ҳәа шәгәы иаанагои, ишәылшахьои, насгьы шәаҧхьаҟа ишьҭои, еиҳа хра злоу, еиҳа ихадароу - иахьа, уаҵәы?

Рауль Ҳаџьымба: Еиҭа исҳәоит, иаартны салацәажәоит зегьы, аҭагылазаашьа мариаӡам. Иҟаҳҵаша рацәаӡоуп. Исықәзҿиаз ҳәа бзызҵаауа акәзар, исҳәарц исҭаху абри ауп. Дарбанзаалак идыруазароуп аҳәынҭқарра амаҵураҟны иҟоу, ҳажәлар даҽаӡәы иеицәаны иҟаӡам, аусушьагьы рдыруеит. Ианаҭахыз рыхгьы рыхьчеит, аҳәынҭқаррагьы рыхьчеит! Уи иеиҳау акгьы ыҟаӡам аҳәынҭқар изы!

Ҳажәлар ирҭахуп, ацныҟәара, адгылара. Иаартны ишәасҳәоит, иашарыла иарбанзаалак аус сазнеир сҭахуп. Иаҳзымдыруа ыҟоуп, ҳазлацәажәаша, ҳзызхәыцша рацәоуп, аха дызусҭзаалак аӡәы аҳәынҭқарра иалҳаршалакгьы ҟалоит ҳәа дазымхәыцроуп. Абри зегьы ирдыруазароуп.! Џьоукы иахьа изнымшәаша аусқәа ҟалеит; аҧара ааигәа иҟаз маҷк ианацәыхараха, аполитика аганахь идырхо иалагеит ргәынамӡарақәа. Мап аӡәгьы ицәыҳамкӡеит, аус жәуы, шәаҽалашәырхәы аҳәынҭқарра аргылара аус. Иахьа ирҳәақәо, аҳәынҭқар имоуп даҽа ҩымз, нас аҭагылазаашьа ҳаҧсахуеит ҳәа... Аҭагылазаашьа аҧсахра ҳәа изҿу, уи аҳәынҭқар иакәӡам изызку, аҳәынҭқарра иаҧырхагхар алшоит. Сара ҳәынҭқарҵас, сзыцәшәо ус сымаӡам. Аҧхьан ишысҳәаз еиҧш, зегьы рыла, ишахәҭоу еиҧш, азакәан ишауеитҧш, ҳазнеиуеит. Иҟоуп еиҭа узыцныҟәаша, ҳәоуеиқәышәарыла аусқәа здуулаша, аха жәамз рыҩнаҵҟала зегьы узыӡбаӡам, ус аҳәара иашаӡам.

Жәахашықәса аҳәынҭқарраҟны уаанӡа иҟаз аиҳабыра акгьы рзыҟамҵаӡеит ҳамҳәаӡац. Иҟарҵаз ыҟоуп, аха ирзыҟамҵаз еиҳауп. Ҳаргьы зегьы ҳалшоит ҳҳәаӡом. Аха Ақонституциа ишаҳәо еиҧш, азакәанқәа ишырҳәо еиҧш амҩа ҳақәымлар ада ҧсыхәа ыҟаӡам. Аӡәгьы игәы иаанамгааит аҳәынҭқарра аӡәык-ҩыџьак рыла аргылара алшоит ҳәа!

Ажәлар рыда ҧсыхәа ыҟаӡам, ажәлар рҳәоуеиқәшәарада ҧсыхәа ҳамаӡам. Иахьа иҟоу аҭагылазаашьа аҽаҧсахуеит, аҳәынҭқарра аргылара аус аҟны алҵшәақәагьы ҟалоит. Иахьа ҧыҭҩык азҵаауеит иаарҭиуа аҧарала ауалафы анбашьҭыҵуеи, атәанчахәқәа ианбарыцлои ҳәа. Аӡәы ихала акгьы изыҟаҵаӡом. Аҳәынҭқарра деиҳабызаргьы, иџьыба иҭыганы аӡәгьы илшаӡом уи аӡбара. Уи аҩыза амал аӡәгьы имаӡам. Аҳәынҭқарра иарҳароуп,. Аҳәынҭқарра аус аҟны ажәлар аус анеицыру, хымҧада, алҵшәақәагьы ҟалоит.

Иҭабуп. 


Возврат к списку

 
 
 
 
© 2015 Администрация Президента Республики Абхазия, г. Сухум, Набережная Махаджиров, 32, тел.: +7 840 226 46 31, факс: +7 840 226 46 31
почта: info@presidentofabkhazia.org
Разработка сайта - ait