Президент Республики Абхазия

 

Стенографический отчёт о совещании по вопросам кредитования малого предпринимательства

10.06.2015

Сухум, 11.00



Рауль Хаджимба: Добрый день! Я думаю, что все, кто сегодня здесь собрался, знают и понимают важность проблематики кредитования для нашего государства. Те процессы, которые имели место ранее при выдаче и невозврате кредитов, должны уйти в прошлое. Мы должны создать возможности для того, чтобы кредиты были доступны для наших людей.

Суммы, которые заложены для того, чтобы начать эти процессы, не самые большие - 200 млн руб. Мы разделили эту сумму пополам. Половина этой суммы, то есть 100 млн руб., будет направлена на поддержание малого бизнеса в аграрном секторе; вторая половина, опять-таки 100 млн руб., будет нацелена на то, чтобы организовать работу малого бизнеса по остальным направлениям экономики.

Даже если эти суммы и небольшие, то это лишь первый шаг. Если мы будем рачительно относиться к собственным финансовым возможностям, то деньги будут накапливаться, деньги будут нарастать. Если мы правильно построим работу с теми, кто придёт в качестве заемщиков, будем правильно оперировать возможностями поэтапного кредитования – я имею в виду финансирование каждого следующий этапа проекта по мере реализации предыдущего – мы получим эффективную программу кредитования. Я надеюсь на то, что мы все вместе приложим все усилия к тому, чтобы это состоялось.

Мы говорили о том, что эти работы должны быть начаты уже в июне текущего года. Наше сегодняшнее заседание как раз свидетельствует о том, что наши намерения не останутся на словах, а будут реализованы на деле. Есть определенные предложения и у Нацбанка Абхазии по этим вопросам. Я думаю, что возникнут предложения и со стороны парламента, и со стороны исполнительной власти.

Наши люди хотят и умеют работать, если применять к ним правильный, единообразный и справедливый поход. Не должно быть так, что одним даются привилегии, а другим – ничего.

Я хотел бы сейчас попросить Председателя Нацбанка Абхазии доложить о программе по кредитованию малого предпринимательства, которую мы предполагаем запустить в ближайшее время, а также заслушать мнения и предложения участников совещания. Пожалуйста, Беслан Владиславович.

Беслан Барателиа, Председатель Национального банка Республики Абхазия: Уважаемый господин Президент, уважаемые участники совещания!

Национальным банком Республики Абхазия разработан набор продуктов, которые хотелось бы реализовать в республике в рамках процесса кредитования.

На первом этапе, с 15 июня 2015 г., мы запускаем программу кредитования малого предпринимательства. В дальнейшем мы планируем, уже, наверное, с сентября-октября 2015 г., запустить программу потребительского кредитования под карточный проект, под зарплаты и пенсии. Ближе к концу текущего года у нас есть идеи и возможности запустить новую программу микрокредитования – это кредиты до 300 тыс. руб. В перспективе начинаем прорабатывать возможности реализации программы по ипотечному кредитованию, так как мы видим, насколько остро стоит жилищный вопрос в Абхазии.

Сегодня мы говорим о первом этапе – о кредитовании малого предпринимательства. Откуда возникла эта идея? В 2010 г. согласно российско-абхазскому межправсоглашению Республике Абхазия было предоставлено 700 млн руб., из которых 400 млн руб. должны были быть переданы коммерческим банкам в виде субординированного кредита. Однако коммерческими банками была освоена лишь часть из этой суммы.

Учитывая имеющиеся остатки, Нацбанк решил запустить программу по кредитованию малого предпринимательства, которая будет реализовываться в течение трёх лет. Общий объем средств под кредитование определён в размере 200 млн руб., из которых 70 % средств будут представлены в виде кредитов до 1 млн рублей. То есть, мы шли по пути вовлечения большого числа игроков. 200 млн руб. - это не такая большая сумма для нашей страны, поэтому мы хотим сделать так, чтобы предприниматели со всех районов Абхазии могли поучаствовать в этом процессе. Оставшиеся 30 % - это до 60 млн руб. из общей суммы – предполагается предоставлять кредитами до 3 млн руб. каждый. Средства в виде кредита до 1 млн руб. будут выдаваться на срок до двух лет. Средства в виде кредита в размере до 3 млн руб., предусматривается предоставлять на срок до трех лет. Как было уже сказано Президентом, 100 млн руб., то есть половина этого пакета, ориентированы на поддержку предпринимательства в сельской местности, на развитие предпринимательства на селе. Оставшиеся 100 млн рублей пойдут на кредитование малого бизнеса в других отраслях экономики.

Мы стараемся пойти следующим образом: относительно равномерно распределить эти средства по районам Абхазии. Дело в том, что у нас в банковской системе картина выстроена следующим образом: в основном, все наши банки, кроме Гагра-банка, находятся в Сухуме, а в районах представлены филиалы Сбербанка Абхазии. В связи с этим, мы решили выделить на кредитование по этой программе через Сбербанк Абхазии сумму в размере 100 млн руб.. Остальные 100 млн руб. будут распределены между всеми коммерческими банками долями от 10 до 15 млн рублей в зависимости от позиций банка на рынке.

Учитывая, что данная программа носит социальный характер, мы создали условия для удешевления стоимости кредита, и поэтому для конечного пользователя, то есть для заёмщика, процентная ставка по кредиту будет составлять 12 % в год, или 1 % в месяц. Для тех предпринимателей, которые будут заниматься развитием сельского хозяйства, ставка процента снижается в два раза – до 6 % в год. Это максимально льготные ставки.

Мы также предусматриваем некоторый дисконт – снижение ставки на 2 % для тех предпринимателей, которые являются инвалидами войны.

Из 100 млн руб., которые будут распределяться через Сбербанк, квоты по районам представлены следующим образом. На Гагрский район будет выделено 15 млн руб., на Гудаутский – 20 млн руб., на Сухумский – 5 млн руб., на Гулрыпшкий – 13 млн руб., на Очамчирский – 20 млн руб., на Ткуарчалский – 15 млн руб., на Галский – 12 млн руб. Таким образом, мы в зависимости от позиций районов в экономике и учитывая численность населения старались распределить эти квоты. Это по сельскому хозяйству.

Вопрос, которому мы придаем важнейшее значение, - это механизм предоставления кредитов. Многие люди интересуются этим вопросом. Насколько я знаю, даже до того, как мы приняли решение по запуску программы кредитования, желающие получить кредиты уже подготовили бизнес-планы. Мы, учитывая особенности процесса кредитования в Абхазии, того, что культура написания бизнес-планов у нас слаборазвита, пришли к пониманию того, что требовать от индивидуальных предпринимателей на селе, сельских жителей представлять бизнес-планы – это профанация, и решили от этого уйти. Как правило, люди бегают, заказывают у определенных людей и фирм за деньги бизнес-планы и получают эти планы как документ, в котором мало сами что понимают. Поэтому, я думаю, что мы пойдем по пути заполнения анкет. Будет разработана форма на одной-двух страницах, где будут указаны пункты, которые нужно заполнить (цели кредитования, этапы финансирования, сроки окупаемости). Анкета будет достаточно простой, понятной для любого гражданина, который хотел бы заниматься бизнесом.

Далее. В Минэкономики создана комиссия, которая будет аккумулировать эти заявки. Но дело в том, что тут вопрос принципиальный: кто будет решать, кому выдавать кредиты, а кому – нет? Схему мы предлагаем достаточно сложную, специально она выстроена таким образом, чтобы не было возможности сговора заёмщика и лиц, которые принимают решения по предоставлению кредита.

Схема эта многоступенчатая. На первом этапе потенциальные заёмщики, заполнив анкету и подготовив пакет документов, представляет эту информацию комиссии, которая будет изучать документы и принимать решение рекомендовать или не рекомендовать этот проект к участию в программе. То есть если комиссия считает, что проект не интересен государству, она может отказать в участии в программе. В случае если комиссия считает идею проекта интересной, она выносит заключение рекомендовать этот проект к участию в программе.

Однако одобрение со стороны комиссии не означает, что заявитель обязательно получит кредит. Потенциальный заёмщик на следующей стадии обращается в любые банки Абхазии. Все коммерческие банки Абхазии изъявили желание участвовать в этой программе. Потенциальный заемщик обращается в банки со всеми документами и с решением комиссии о том, что его проект одобрен государством и, в принципе, государство профинансирует его программу, в случае если этот проект заинтересует банк. Если ни один из 8 банков не заинтересовался, наверно, это всё-таки не очень интересный проект. В случае если коммерческий банк заинтересовался в кредитовании представленного проекта, тогда он обращается в Нацбанк, чтобы тот предоставил ему средства в рамках этой программы.

На последнем этапе к работе подключается Национальный банк. Единственное, на что будет обращать внимание Нацбанк, это обеспечение кредита. Дело в том, что это средства, которые нам нужно вернуть России, они процентные, мы не можем просто раздать гражданам и понимать, что эти деньги не вернутся. Поэтому в случае если мы будем видеть, что нет необходимого залога или государственной гарантии этого кредита, если есть высокие риски невозврата, то Нацбанк вправе отказать – даже если и комиссия пройдена и коммерческий банк согласился. Если Нацбанк посчитает, что обеспечение хорошее, гарантии государства существуют, то тогда он может поддержать проект.

Единственное, над чем мы сейчас работаем и буквально в ближайшие день-два закончим, это вопросы предоставления гарантий или изучение возможности обеспечения залогом потенциальных заёмщиков из сельских районов, из депрессивных районов. Очень часто люди хотят заниматься сельским хозяйством, получить деньги, но не имеют залогового обеспечения. Они готовы взять деньги в кредит, но предоставить ничего не могут, гарантий никаких нет. Соответственно, большое количество людей может быть попросту отсечено от программы кредитования. Поэтому буквально сегодня-завтра мы поставим точку в этом вопросе и, скорее всего, предусмотрим механизмы защиты таких граждан, которые хотят заниматься сельским хозяйством, бизнесом, но не могут предоставить гарантии.

Вот как выглядит эта схема концептуально, так мы видим схему реализации программы по кредитованию малого предпринимательства.

Рауль Хаджимба: Спасибо.  Я думаю, что у некоторых может возникнуть вопрос: почему такая сложная схема? Сложная она потому, что мы уже прошли тот период, когда кредиты, выдаваемые по простой схеме, не возвращались. И сегодня очень большое количество денег висит за теми, кто брал в свое время кредиты. Как работать с ними в дальнейшем, чтобы государство могло получить эти деньги обратно – наверное, будет проговариваться. Так что предложенная схема – сложная схема – это попытка наладить эффективную программу кредитования и получить реальные проекты. 

Председатель Нацбанка сказал о комиссии. Да, эта комиссия уже определена, мы в неё включили представителей депутатского корпуса, представителей исполнительной власти. Эта комиссия находится при Минэкономики. Комиссия должна будет очень чётко проработать представленные проекты, она должна будет именно рекомендовать, а не обязывать кого-то, выдать кредит. Рекомендовать, что из десяти, допустим, представленных проектов наиболее жизнеспособных, предположим, пять-семь. И далее по схеме, как это уже говорил Председатель Нацбанка.

Мы должны продумать все вопросы, связанные с залогами и гарантиями под кредиты. Думаю, что в этой ситуации иного подхода быть не может. Я слышу некоторые замечания, которые касаются и одного миллиарда двести миллионов рублей, которые могут быть выданы нам в виде кредитов российским инвестагентством. Все говорят, что готовы получить эти суммы, но рисковать не очень-то хотят, ведь отвечать надо будет перед российскими банками. Обращаюсь к Министру экономики: сколько проектов, претендующих на кредиты из этих 1,2 млрд руб. вы рассмотрели?

Адгур Ардзинба, Министр экономики Республики Абхазия: На данный момент, Рауль Джумкович, из тех проектов, которые были представлены на заседании рабочей группы, мы всего шесть проектов рассмотрели, из них выбрали два и четыре отправили на доработку. Пользуясь случаем, если Вы позволите, хотел бы еще раз сказать, что эти проекты пока всего лишь одобрены нашей комиссией. Теперь они отправлены в Москву, и окончательное решение будет приниматься там. Это не значит, что они однозначно будут профинансированы. 

Рауль Хаджимба: Я хочу еще раз заметить: если проекты жизнеспособны, если есть гарантии возврата средств, то тогда вопросов нет. Ведь у нас больше разговоров со стороны некоторых людей: почему кому-то дали, а кому-то не дают кредиты? Не дают по одной простой причине: если проект непригоден, он не финансируется. И никакой политики тут нет. Никто никого не продвигает, основываясь на том, что он кому-то ближе или дороже. Только жизнеспособный проект будет поддержан, никаких других вопросов быть не может.

Валерий Бганба, Спикер Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия: Мы упор делаем на работу банков, но, зная состояние этих банков, насколько это будет реально, что деньги получат именно те, кто может что-то сделать? Не пойдут ли эти деньги в другие стороны? Насколько Нацбанк сможет это проконтролировать?

Беслан Барателиа: Именно потому, что это сложно сделать, мы и придумали такой сложный механизм. Здесь несколько фильтров: сначала комиссия при Минэкономики, потом комиссия в коммерческом банке, потом у нас в Нацбанке. Гарантировать, наверное, никто не сможет, но, во всяком случае, упростить и сделать более прозрачной картину эта система позволяет.

Валерий Бганба: И все-таки, насколько реально, что наши коммерческие банки будут работать именно в этом направлении? Какой контроль сможет Нацбанк осуществлять?

Беслан Барателиа: Мы будем требовать не только от банков, мы будем контролировать все пакеты, которые поступают в комиссию. То есть вот поступило десять заявлений, почему на выходе одно?

Валерий Бганба: А если банки откажутся выдавать кредит? Посмотрели, посчитали, что бизнес-план не годится, и не выдали просто кредит. Что мы может в этом случае сделать?

Беслан Барателиа: Мы навязать банку вряд ли что-то сможем. Коммерческие банки, скорее всего, не захотят участвовать в кредитовании сельхозпроектов, потому что сельскохозяйственная программа обычно рискованная и ставка там низкая. Но мы понимаем, что это делается для людей, для государства. У нас есть Сбербанк, государственный банк, и мы можем, во всяком случае, контролировать то, о чём Вы говорите. Через коммерческие банки мы социальные проекты навязать не сможем, есть ведь заинтересованность банка в получении дохода. А всё, что касается низкодоходных, но социально значимых проектов, я думаю, мы сможем как государство кредитовать их через Сбербанк.

Георгий Агрба, Председатель Комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия: Я хотел бы, чтобы Нацбанк обратил внимание на то, что коммерческие банки, получил дешёвый кредитный ресурс, будут под всяким предлогом задерживать эти деньги, чтобы оборачивать их и использовать иными способами. Я бы хотел, чтобы коммерческий банк был просто транзитёром, а не решал, кому дать, кому не дать – чтобы это решал кто-нибудь другой. Иначе я просто боюсь, что коммерческие банки, получив под 12 % и даже под 6 % деньги от Нацбанка, всячески будут ставить препятствия для выдачи кредита, чтобы эти деньги использовать. Может быть такое?

Беслан Барателиа: Нет, не может быть, потому что Национальный банк заранее деньги коммерческому банку не даёт. Он предоставляет финансирование только после того, как принято решение выдать кредит. Я понимаю, что мы хотим идеальную модель выстроить, но так не бывает. На практике бывает так: Национальный банк требует с того, кто принял решение выдать кредит – то есть с коммерческого банка. Если какая-либо организация, лицо или кто-либо решил выдать кредит, а коммерческий банк фактически реализовывает решение третьей стороны, то у нас, как у Нацбанка, возникает вопрос: а с кого требовать, если кредит не возвращается? С банка, который скажет: нас заставили выдать кредит, мы не хотели, или с лица, которое приняло решение, подписало, но потом сказало: «меня это не касается»? Тут вопрос ответственности стоит, поэтому мы пошли таким путем, чтобы Нацбанк чётко понимал, что нам делать, в случае если кредит не возвращается. С кого требовать? Этот вопрос для нас принципиально важен. 

Георгий Агрба: То есть эти деньги вы заранее не выдаёте?

Беслан Барателиа: Заранее не выдаём. Более того, если, к примеру, решили профинансировать проект объемом в три миллиона, мы даже три миллиона не будем финансировать сразу. Всё будет поэтапно. Пятьсот тысяч взяли, освоили, проверили, реализовали по программе – получили второй транш. 

Рауль Хаджимба: То есть проверять выполненные работы, а не просто взять и выдать одним махом всю сумму.

Валерий Бганба: Что реально мы можем по Ткуарчалскому, Очамчирскому районам?

Беслан Барателиа: Это то, о чём я сейчас говорил. Скорее всего, нам придётся думать о каких-то госгарантиях.

Артур Миквабия, Премьер-министр Республики Абхазия: Впервые в Абхазии кредиты даются под низкий процент, это самое важное. И решения принимают не в политических кругах, решения принимают банковские службы. Любой банк работает по принципу возвратности, срочности и платности. Взяв деньги, он несёт ответственность перед Национальным банком. Для тех, кто хочет развивать собственный бизнес, это, на самом деле, огромная помощь со стороны государства. Я хочу сказать, что под 6 % даже в России никто не выдаёт кредиты. В этом заключается социальная направленность этого проекта. Я хочу коммерческим банкам напомнить, что они несут ответственность за возврат денег. Каждый банк по каждому конкретному случаю должен иметь реальный доход. Эти деньги не являются собственностью Нацбанка, они являются собственностью народа.

Беслан Барателиа: Кредиты Российской Федерации.

Артур Миквабия: Спасибо за внимание.

Беслан Барателиа: Я хотел бы добавить, забыл сказать одну важную вещь. В рамках этой программы мы приняли решение не кредитовать торговлю. Дело в том, что половина из 100 млн руб. идет на сельское хозяйство, а оставшиеся 100 млн руб. – это не так много для всей страны. Мы считаем, что всё-таки необходимо поддерживать отечественного производителя, который создает национальный валовый внутренний продукт, и поддерживать таких предпринимателей, которые больше работают на внутренний рынок, на развитие экспорта, а не просто купили что-то в России, завезли, перепродали и на этом заработали. 

Рауль Хаджимба: Я бы сразу перебил … Что касается малых объемов кредитования, на перспективу, то там мы готовы, пожалуйста, говорить о возможности кредитования торговли. Но в данном случае речь идет о стимулировании развития в малом и среднем бизнесе. Мы говорим об этом давно и эти направления надо реализовывать. 

Беслан Барателиа: Да, как раз микрофинансирование и будет на торговлю ориентировано. 

Артур Миквабия: Скажите, если я построю предприятие и мне нужны в оборот средства, Вы мне не дадите? 

Беслан Барателиа: Если построите предприятие? Я имел в виду то, что мы называем спекуляцией. Купить и перепродать. Если речь идет о средствах на приобретение сырья, тогда проект может финансироваться. Под торговлей я подразумеваю приобретение товаров в одном месте, добавление наценки и перепродажа в другом. 
 
Aртур Миквабия: Например, комплектующие нужно закупить… 

Беслан Барателиа: Такие проекты, безусловно, могут финансироваться. Безусловно, если речь идёт о том, что на базе сырья что-то перерабатывается, продаётся, то, конечно, могут финансироваться. Да, самое главное хотел сказать: итогам программы мы всё-таки хотели бы сделать какой-то отчет, то есть не просто покредитовали и тема закрылась, а собрать всю информацию, и коммерческие банки тоже будут обязаны её предоставлять, и объявить обществу, что дала государству эта программа, сколько было создано новых рабочих мест, какой объём продукции произведён, какие налоги зачислены в бюджет. Мы как один из главных участников этого процесса будем всё контролировать. 
 
Артур Миквабия: Вы совершенно правильно сказали. Это политическая задача – создание среднего класса, класса собственников. Эту задачу надо выполнять, и те, кто хочет что-то делать, должны нести ответственность. Я еще раз к этому обращаюсь, чтобы понимали все, что это государственные деньги. Банки должны строго контролировать это. И еще хотелось бы сказать, что у кого уже есть кредиты, тому не нужно давать новых кредитов. 

Беслан Барателиа: Да, обязательно, у нас есть бюро кредитных историй, вся информация имеется. 

Рауль Хаджимба: Ну, Артур Артёмович, у нас не все банки способны строго контролировать эти процессы.

Артур Миквабия: Рауль Джумкович, я не возражаю против того, что вы сказали, но если банк взял деньги у Нацбанка и не вернул эти деньги, то банк несёт ответственность.

Рауль Хаджимба: За всю историю нашего маленького государства было много случаев, когда давали взятки и откаты за кредиты, и кредитовали тех же, кто получал до того. Нужно это всё остановить и пойти по совершенно другому пути. Когда мне говорят о том, что нужно озвучить фамилии тех людей, которые получали кредиты – да ради Бога, пусть озвучивают, все материалы находятся в соответствующих структурах, в прокуратуре. Я помню, даже появились, по-моему, некоторые фамилии в газетах – так чего мы боимся? От этих людей мы хотим одного – вернуть деньги государству. Мы никого не хотим сажать, надевать наручники, но заставим всех до одного вернуть эти деньги. Я вчера говорил, что более 200 млн руб. возвращено на сегодняшний день, за несколько месяцев. Разве это не работа? Да, этого пока ещё мало, это не самые большие цифры, но процесс начался, он идёт. Поэтому всё, что мы сегодня наметили для себя как программу действий, должно быть сделано так, чтобы у нас опять потом не появились новые списки должников по кредитам. Поэтому во всём прежде всего должны быть учёт и контроль.

Я ещё этого не говорил, но, думаю, настанет момент, когда мы средства Фонда приватизации будем не здесь сидеть и распределять, а перенаправим в банковскую сферу. Во-первых, это даст нам дополнительные накопления, деньги будут находиться в обороте, а деньги, находящиеся в обороте, дают прибыль. Это позволит иметь нам собственные средства, которые мы можем направить на те или иные проекты. Поэтому вопрос будущего этого Фонда я рассматриваю в таком контексте. 
 
Артур Миквабия: Одним из условий является то, чтобы все деньги проходили через счета, а не выдавались наличными. 

Амра Кварандзия, Министр финансов Республики Абхазия: По сути, мы же кредиты выдаём не для личного потребления. Если это систематическая деятельность, то она уже становится предпринимательской, поэтому получатели обязаны быть или фермерскими хозяйствами, или индивидуальными предпринимателями. Поэтому здесь, самом деле, наличие расчетного счета – это правильно поставленный вопрос. В принципе, я думаю, цели и задачи понятны и ясны, вопрос состоит в механизме реализации. Если мы выстроим, определим программу, где будут прозрачные, понятные условия, пропишем критерии отбора, я думаю, естественно, мы эти цели достигнем, но преимущество нужно всё-таки отдавать рыночным механизмам, не мы должны диктовать планку, а банки как профессиональные отборщики…

Рауль Хаджимба: Амра Андреевна, банки нам уже один раз надиктовали так, что сегодня мы с трудом из этой ситуации выбираемся.

Валерий Бганба: Я как практик, который в сельском хозяйстве немножко разбирается, хотел бы вам сказать, что сегодня человек, который создаёт хозяйство, не сможет ничего купить по перечислению – ту же рассаду, допустим, те же саженцы, тот же скот. Никто ему это за безналичный расчёт не даст. Мы должны исходить из сегодняшних реалий. 

Астамур Аппба, заместитель Руководителя Администрации Президента Республики Абхазия: В любом случае, когда он будет получать кредит, ему всё равно нужно открывать счет. Он обязан в банке каким-либо способом легализоваться. 

Артур Миквабия: У нас из приватизационного фонда была выдана огромная сумма. Деньги не возвращены. Вот так они выдавались. Деньги должны возвращаться. Деньги должны работать. Огромные суммы не возвращены. Отдали, и никто не спрашивает, не интересуется. А если есть контроль не только когда он отдал и когда он хочет возвратить, а еще и промежуточный, нормальный банковский контроль, тогда он понимает, как эти деньги работают – вот что, на мой взгляд, надо добиваться. А так он взял деньги, повернулся и уехал. Куда он потратил их, никто не знает в итоге. Мы что, с этим не сталкиваемся? Я еще раз повторяю, главное, что под 6 % выдаём им, под 10 %, это и есть длинные деньги. Но человек должен отнестись ответственно и выполнять условия, которые ему в связи с этим ставят.
    
Астамур Тания, руководитель Администрации Президента Республики Абхазия: Безусловно, это очень хорошая программа. Подходы, которые были озвучены Председателем Национального банка, максимально снижают риски, с которыми мы сталкивались в прошлые годы, и открывают доступ к ресурсам для широких слоев населения. Полагаю, что этот процесс расширится. В целях еще большей открытости, считаю, что нужна серьезная информационная поддержка этому процессу. Должны быть доступны соответствующие анкеты, методички. Это можно делать через средства массовой информации или через местные администрации. Особенно необходима соответствующая информационная работа в сельской местности. Жители сел должны ясно понимать, каким образом они могут принять участие в том или ином проекте.

Валерий Бганба: Что касается сельского хозяйства, нам нужно еще раз посмотреть, предусмотреть еще какие-нибудь механизмы гарантий. Если человек в залог оставит свой дом, его никто не возьмет. Может, попробовать через местные администрации, если они заинтересованы в поднятии своих районов?

Рауль Хаджимба: Возвращаюсь к тому, о чём мы говорили. Предположим, взял человек миллион рублей. Я понимаю, что должен быть какой-то залог, но мы же говорим о том, что все эти суммы не могут быть выданы в одночасье. Распределим на несколько этапов. Миллион распределим, предположим, на 5 этапов в зависимости от того, какие объёмы работ предполагается выполнить этим заёмщиком. Если сумма на первом этапе, предположим, 200 тыс. руб., то кто нам мешает на этом этапе проконтролировать, что заёмщик сделал на эти деньги? 200 тыс. будет легче вернуть, чем 200 млн. Поэтому я думаю, что этапность кредитования позволит снять многие вопросы, и тогда, я больше чем уверен, будет меньше рисков.

Амра Кварандзия: По поводу ответственности. Кто принимает решения? Есть несколько центров принятия решений, но конечное решение принимается, я так понимаю, Национальным банком.

Беслан Барателиа: Нет, Национальный банк не принимает решения. Это решение кредитного комитета коммерческого банка. Коммерческий банк самостоятельно, на свой страх и риск, после того как комиссия рекомендовала проект, принимает решение о кредитовании. Это их вопрос. Национальный банк в этом не участвует. Ответственность берёт на себя коммерческий банк. Единственное, что делает Национальный банк на финальном этапе – изучает документы, в соответствии с которыми коммерческий банк соглашается кредитовать заёмщика. Мы можем лишь отказать, если залог недостаточен. Риск остаётся за коммерческим банком. Мы не участвуем в отборе.

Рауль Хаджимба: Вопросов много. Для этого мы и собрались. Я хотел бы призвать и депутатов парламента и представителей исполнительной власти, министров в кратчайшие дни закрыть эти вопросы. С середины этого месяца, как и было заявлено, мы должны начать работу. Это не говорит о том, что мы сразу начинаем выдавать деньги. Это говорит о том, что мы должны включиться в этот процесс. Комиссия будет рассматривать проекты, рекомендовать, после чего сторона, которая будет выдавать кредиты, будет решать – выдавать или не выдавать. Любые новшества всегда восприниматься с проблемами.

Астамур Аппба: Я вхожу в комиссию, разговариваю с людьми, которые претендуют на получение кредита. Люди должны понимать, что кредиты надо возвращать. Лет 10 назад, возможно, была другая психология, может, был другой механизм. Сейчас люди стали более ответственно подходить к этому.

Рауль Хаджимба: Очевидно, что за эти месяцы есть положительные тенденции. Почему бы нам эту ситуацию не использовать? Согласен с тем, что вы говорили. Люди совершенно по-другому стали относиться к этим процессам.

Беслан Барателиа: В подтверждение вышесказанного могу сказать, что за последние четыре месяца Национальный банк рефинансировал коммерческим банкам более 250 млн руб. кредитов, в основном Сбербанку в рамках санации (ставки стандартные – 12 %). Боюсь сглазить, но все кредиты работают, как часы. Уже даже досрочные возвраты. Связано это как раз с тем, что прежде чем выдавать кредиты, месяц ведутся переговоры. Это настолько сложный процесс, что многие даже отказываются брать кредиты. Но те, кто берут, его обсуживают. Наши граждане, как выясняется, могут быть законопослушными, вовремя платят. Должно быть понятно, что ко всем требования одинаковые, неважно какую фирму ты представляешь – известную или неизвестную, большой у тебя кредит или маленький. Если правила для всех одинаковые, то люди стараются не подводить. Тем более что с нового года мы запустили бюро кредитной истории. Прежде чем выдать кредит, мы обращаемся к этой базе и смотрим, брал ли человек кредит, вовремя ли вернул. Это даёт основание надеяться на то, что мы движемся в правильном направлении.

Артур Миквабия: Во многих странах заёмщики, не вернувшие деньги, наказываются общественными работами.

Рауль Хаджимба: Я представляю, сколько людей у нас будет занято на общественных работах. Что касается мини-кредитов, о которых говорил Председатель Нацбанка, то они снимут многие вопросы. Практика показала, что многие люди готовы кредитоваться по 100-200 тыс. руб., и они спокойно возвращают эти деньги, и банк имеет возможность получить какие-то проценты. Почему мы должны бояться работать в этом направлении? Наши люди кредитуются у ростовщиков по 10 процентов, а иногда и по 20 и 25 процентов.

До 15 июня у нас есть время, чтобы встретиться со всеми руководителями коммерческих банков, Сбербанка, комиссией Минэкономики, Нацбанком, обсудить эту тему, выработать правила. Все вместе еще раз проработаем эту тему – окончательный вариант мне на стол. С 15 июня мы должны объявить начало приёма заявок.

Всем спасибо.


При использовании или публикации материала ссылка на официальный сайт Президента Республики Абхазия (с указанием адреса) обязательна.


Возврат к списку

 
 
 
 
© 2015 Администрация Президента Республики Абхазия, г. Сухум, Набережная Махаджиров, 32, тел.: +7 840 226 46 31, факс: +7 840 226 46 31
почта: info@presidentofabkhazia.org
Разработка сайта - ait